Роман Демин

Роман Дёмин: «Болезнь научила меня радоваться каждому дню!»

Об этом трудно писать и больно вспоминать. Пережить боль можно, гораздо больнее вспоминать о ней. И, пожалуй, совсем трудно поведать о своей нелёгкой истории страданий и борьбы незнакомым людям – тем, кому ещё предстоит пройти через все этапы лечения и возвращения к прежней жизни. 

Роман Дёмин решился на это. Он рассказал историю своей боли, своей борьбы с болезнью, о трудностях и переживаниях. Такой улыбчивый и жизнерадостный сегодня, наш герой с надеждой и оптимизмом смотрит в будущее.

- Расскажите, как развивалась ваша болезнь? С чего всё началось?
- Я узнал о своём диагнозе в 13 лет. Развивалось всё очень стремительно. Я упал и повредил ногу, стала опухать область коленки, а в один из дней пришёл из школы и почувствовал, что простыл. Долго держалась температура, и когда я пришёл сдавать анализы, они были невероятно завышенные – с ними меня и мою маму отправили в Пермь. Там, в краевой больнице, мне поставили страшный диагноз, который перевернул всю мою жизнь – острый лимфобластный лейкоз. 

- Что вы почувствовали в тот момент? Какая была ваша первая реакция?
- Когда нам озвучили диагноз, я вообще ещё не понимал, что происходит. Я родился и вырос в Гайнинском районе Пермского края и до той поездки в Пермь вообще не знал, что существует такая болезнь. Труднее всего в тот момент было конечно моей маме. Узнать, что у твоего ребенка онкологическое заболевание – это одно из самых страшных известий. На второй день после постановки диагноза мне дали прочитать брошюру о моём заболевании, провели беседу и «обрадовали». Я, конечно, был в шоке, первой мыслью было: «Вот это я попал!».

Расскажите об этапах вашего лечения.
- В онкологическом отделении меня вначале ждал курс тяжёлой химиотерапии. Это когда ты круглыми сутками находишься под капельницей в течение недели, следующую неделю идёт восстановление иммунитета – так же, под капельницей и следом – опять химиотерапия. 
Затем через пару недель начался курс лёгкой химиотерапии и облучения. Сначала совместно, а последующий курс лучевой терапии я прошёл уже после «лёгкой химии». Особенностью моей болезни является очень слабый иммунитет, нахождение почти в стерильных условиях. Лечение протекало хорошо. Поскольку я вырос и живу в сельской местности, мой организм сразу поддался химиотерапии, плавно пошло выздоровление. Всего моё лечение заняло два с лишним года, из которых в онкологическом центре я пролежал 7 месяцев, не выезжая оттуда. Последствия лечения сказываются на всех органах и на их восстановление в дальнейшем уходит несколько лет. Поэтому надо соблюдать диету, которую прописывают врачи

Расскажите об этапах вашего лечения.
- В онкологическом отделении меня вначале ждал курс тяжёлой химиотерапии. Это когда ты круглыми сутками находишься под капельницей в течение недели, следующую неделю идёт восстановление иммунитета – так же, под капельницей и следом – опять химиотерапия. 
Затем через пару недель начался курс лёгкой химиотерапии и облучения. Сначала совместно, а последующий курс лучевой терапии я прошёл уже после «лёгкой химии». Особенностью моей болезни является очень слабый иммунитет, нахождение почти в стерильных условиях. Лечение протекало хорошо. Поскольку я вырос и живу в сельской местности, мой организм сразу поддался химиотерапии, плавно пошло выздоровление. Всего моё лечение заняло два с лишним года, из которых в онкологическом центре я пролежал 7 месяцев, не выезжая оттуда. Последствия лечения сказываются на всех органах и на их восстановление в дальнейшем уходит несколько лет. Поэтому надо соблюдать диету, которую прописывают врачи

Что было самое трудное в онкологическом центре?
- Самая большая трудность состояла в моих «попутных» заболеваниях. Я приехал в отделение с повреждённой ногой и там мне сделали операцию колена. Через какое-то время мне вырезали аппендикс и, поскольку у меня был слабый иммунитет, очень долго не могла зажить рана. Меня зашивали четыре раза, и только после четвёртой операции удалось добиться того, чтобы рана хорошо зажила. Из-за всех этих операций и капельниц я стал очень малоподвижным. Ведь иммунитета нет совершенно и выйти на улицу уже нельзя. Поскольку там всё время приходилось лежать и целыми днями не двигаться, потом пришлось практически заново учиться ходить. 
От всего, что на меня навалилось, в самом начале лечения у меня началась жуткая депрессия. Я совсем сник и перестал кушать, противился лечению. Не верилось, что болезнь можно победить. Из этого состояния мне помогла выбраться поддержка моих близких. В частности, позвонили дедушка и бабушка (приехать из Гайнинского района им было трудно, так что все наставления я выслушал по телефону) и сказали, чтобы   немедленно брал себя в руки и верил в силы своего организма. Благодаря их вмешательству, я пришёл в себя и решил во что бы то ни стало вернуться к нормальной жизни. На следующее утро я стал есть и больше не противился лечению.

Расскажите о людях, которые вас поддерживали.
Конечно, в первую очередь мне очень помогла моя мама. Она была со мной все долгие месяцы, и только под конец моего стационарного лечения я лежал один – мне тогда было очень сложно. Все родные и близкие поддерживали меня кто как мог. Друзьям было приезжать далеко, но и из Гайн ко мне приезжал друг. Отдельную благодарность за поддержку хотелось бы выразить медицинскому персоналу, врачам и медсёстрам, которые не давали мне «раскиснуть». В частности, мой лечащий врач Агарышева Татьяна Васильевна поддерживала меня на все сто баллов. С её стороны была очень сильная моральная поддержка. Я очень рад, что попал именно в её умелые руки, она просто идеальный врач. Ещё приезжали сотрудники благотворительного фонда «Берегиня» - они общались с нами, устраивали праздники, дарили подарки.
Были ещё ребята, с которыми мы лежали вместе в онкоцентре. Мы как могли тоже пытались друг друга поддерживать, вместе играли и общались. Хотя очень тяжело видеть, как человек угасает и знать, что он может умереть и завтра ты можешь его уже не увидеть...Примерно половина из тех ребят умерли. Помню одного мальчика, с которым мы сдружились больше всего. Он был старше меня на год, спортсмен. Его выписали домой, а я ещё долечивался. Через несколько дней мне позвонила его мама и сообщила о том, что его не стало.

- Что вы почувствовали в тот момент? Какая была ваша первая реакция?
- Когда нам озвучили диагноз, я вообще ещё не понимал, что происходит. Я родился и вырос в Гайнинском районе Пермского края и до той поездки в Пермь вообще не знал, что существует такая болезнь. Труднее всего в тот момент было конечно моей маме. Узнать, что у твоего ребенка онкологическое заболевание – это одно из самых страшных известий. На второй день после постановки диагноза мне дали прочитать брошюру о моём заболевании, провели беседу и «обрадовали». Я, конечно, был в шоке, первой мыслью было: «Вот это я попал!».

- Скажите, насколько рак меняет человека?
Знаете, за период лечения я почувствовал, что сильно повзрослел. Когда я вернулся домой и пошёл в школу, то по своим одноклассникам увидел, что они ещё совсем дети. А там ты реально взрослеешь, и очень быстро, когда понимаешь, с чем тебе приходится бороться. 
Онкология очень сильно меняет человека. В больнице меня покрестили и каждую неделю к нам приходил священник. Я считаю, что Бог посылает болезнь в тот момент, когда человеку необходимо поменять жизненную позицию. Раньше я относился ко всему с равнодушием, был хулиганом, а после Перми приехал и всё желание пропало идти по той дорожке. Сейчас я хожу в храм. Не часто, но хожу. 
- Что было самым нелегким по возвращении домой?
 По возвращении домой я осознал, что всё вокруг непривычно – все прошлые увлечения. Пришлось пересматривать свои ценности и привыкать жить по-новому. К тому же за время болезни я сильно набрал вес и усиленно работал ещё в этом направлении. Но свежий воздух, походы в лес, купание и прочее, чего был лишён из-за болезни, вернулось в мою жизнь и сыграло свою положительную роль. Период ремиссии у меня составляет 7 лет.

- Расскажите о своём настоящем и планах на будущее.
Сейчас я работаю водителем на автомобиле «УАЗ фермер» в Гайнинском лесничестве, достраиваю дом и планирую дальше жить, двигаться, завести семью, не стоять на месте. Из увлечений я очень люблю ездить на мотоцикле. Скорость – это моя стихия. Самые незабываемые ощущения, когда ты несёшься по пустой трассе навстречу ветру.
- Вы всегда были таким жизнерадостным человеком? 
- Насколько я помню, нет. Думаю, всё-таки, стал таким после излечения и возвращения домой. Болезнь научила меня радоваться каждому моменту своей жизни. Это очень важно: жить здесь и сейчас! Для себя, своих близких и других людей, которым можно помочь пусть словом или маленьким делом. Людям, которые столкнулись с раком, я могу сказать, что самое главное – верить!
Беседовала Анна Кулабухова

Некоммерческая организация
«Благотворительный фонд «Берегиня»
ОГРН: 1095900001229
Оф. сайт: Fondbereginya.ru
2018-2019 Использование материалов сайта без разрешения фонда запрещено

Контакты

Тел. 8-982-450-60-70
Тел. +7(342) 294-52-52
E-mail:
fondbereginya@gmail.com
Адрес:
614022, Пермь, Стахановская, 18, офис 27

Наши группы в соц. сетях

О проекте

Проект является победителем ХХ городского конкурса социально значимых проектов «Город - это мы»
При поддержке АНО ЦРБИ «Скажи да»